Главная Таежный мигрант

 

Таежный мигрант

Ученые обеспокоены состоянием популяций дикого северного оленя

029 Olen severniyРезультаты последнего апрельского облета территории национального парка «Югыд ва» не обрадовали специалистов, занимающихся изучением дикого северного оленя. Проведя в небе над парком около трех часов и преодолев четыреста километров, живых оленей, небольшое стадо в 30-35 особей, видели лишь один раз – у реки Нидысей. Кое-где виднелись тропы, проложенные немногочисленными стадами, и места, где кормились животные. С группой исследователей под руководством сотрудника отдела экологии животных Института биологии Коми НЦ УрО РАН зоолога Андрея Королева поднималась в воздух и наш корреспондент.

Полет над «Югыд ва»

Вертолет Ми-8Т исследовательской группе предоставило ООО «Газпром трансгаз Ухта». По договору, заключенному с дирекцией международного проекта ПРООН/ГЭФ, уже третий год с помощью газовиков специалисты Института биологии проводят авиаучет диких северных оленей на территории национального парка.

Взлетали с аэродрома Ухты. В иллюминаторе прямоугольные орнаменты городского пейзажа вскоре плавно сменились округлыми причудливыми узорами тайги с невообразимыми извивами рек и бесчисленных речушек. Земля без конца и без края. Трудно представить, что на этом обширном пространстве когда-то беспрепятственно бродили бесчисленные стада диких северных оленей. Но теперь, чтобы встретиться хотя бы с небольшой группой животных, нужно приложить немало усилий и, конечно же, рассчитывать на удачу. Сколько же оленей осталось на территории республики?

Понятно, что прирученные человеком стада учеными в расчет не принимаются. По подсчетам охотоведов республиканского охотуправления, в прошлом году в Коми насчитывалось более 9 тысяч диких оленей. Но, как утверждает Андрей Королев, не первый год занимающийся изучением дикого северного оленя, на самом деле в регионе в настоящее время обитает всего 3-3,5 тысячи особей. В горах национального парка «Югыд ва» пасется около 1 тысячи животных, еще 2-2,5 тысячи прячутся в дебрях тайги. Зоолог считает, что данные по численности оленя, собираемые при помощи зимнего маршрутного учета охотничьих животных, проводимого сотрудниками охотуправления, далеки от реальности. По словам Андрея Королева, на всем Европейском Севере, включая Архангельскую и Мурманскую области, Коми и Карелию, сохранилось около 10 тысяч диких оленей.

Ученые сбились со счету

Многие ошибочно полагают, что больше всего оленей обитает в Финляндии, на родине Санта-Клауса, ведь передвигается любимец детворы исключительно на санях в оленьей упряжке. Как ни странно, но на самом деле популяция дикого северного оленя в Суоми насчитывает не более 1 тысячи особей. В Лапландии, на севере страны, конечно, содержится не менее 200 тысяч оленей, но это домашние животные. То, что диких особей практически не осталось, финны заметили в 50-60-е годы прошлого века. С тех пор там введены повышенные меры охраны. К счастью для финнов, стадо естественным образом восполнилось за счет подтока животных из Карелии.

029 Olen severniy 1В Коми еще в конце 40-х годов прошлого века насчитывалось не менее 10 тысяч оленей. И такое количество получилось по итогам обследования лишь четвертой части той территории, где, как предполагалось, обитал олень. К 1991 году на всей территории республики оставалось всего около 7 тысяч оленей. В лихие 90-е большую часть популяции попросту съели. В начале 2000-х нелегальная добыча вида, по данным ученых, составляла около 200 особей в год. По рассказу руководителя Печорского филиала национального парка «Югыд ва» Григория Батулы, участвовавшего в облете, еще три года назад жители примыкающих к территории филиала населенных пунктов истребляли до 10-20 оленей в год. Тем не менее, по его подсчетам, оленей в этой части парка не так уж и мало.

– Специалисты Института биологии стараются быть максимально корректными, но мне кажется, они все-таки занижают численность оленя в парке. Полагаю, на территории только Печорского района обитает 700-1000 особей. Не так много, как хотелось бы, но туристы, которые посещают национальный парк, в летнее время ежедневно встречаются с этими животными. Только в районе хребта Сабля всегда обитает около 60 диких северных оленей, – уверяет Григорий Батула.

Пока трудно сказать, кто из экспертов ближе к истине. Для уточнения данных нужно проводить специальные исследования. Ученые признаются, что с середины 90-х годов, когда все стремительно подорожало и широкомасштабные экспедиции стали практически недоступны, они сбились со счету. Олень – мигрирующий вид, и место обитания животных определяется по месту отела. Так, горно-таежные олени, производящие потомство в национальном парке «Югыд ва», уходят на зимовку за Урал, в Сибирь. Где именно и сколько времени они там проводят, сколько животных становится в последующем добычей браконьеров в том или ином регионе, ученым неизвестно.

Чтобы получить эти сведения, необходимо применять современные технологии сбора данных, в частности, нужно надеть на животных специальные ошейники, снабженные приемопередающими станциями, интегрированными с системами космической навигации (GPS, ГЛОНАСС). Использование таких ошейников позволяет в режиме онлайн наблюдать миграцию животных, определять скорость их перемещения, выявлять места сезонной концентрации. К сожалению, главным недостатком этой технологии является ее дороговизна. Минимальная цена такого ошейника составляет около 80-100 тысяч рублей. Кроме того, необходимо ежемесячно платить по 100-200 долларов за передачу через спутник данных с каждого ошейника.

Угодил в Красную книгу

029 Olen severniy 3Как бы там ни было, с 2008 года дикий северный олень занесен в Красную книгу Коми. То есть на официальном уровне было признано, что олень в регионе нуждается в особой защите. Пока, наверное, преждевременно говорить, что вид находится на грани вымирания, но если не предпринять каких-то особых мер, дикий северный олень в Коми может исчезнуть, как исчез с территории Ленинградской, Вологодской и Кировской областей. В пределах последней олень встречался еще 15-20 лет назад. А у нас в республике пока еще есть кого охранять.

Свою лепту в уничтожение дикого северного оленя внесли прежде всего охотники. Еще относительно недавно олень был промысловым видом. В 90-е, когда браконьерство достигало своего апогея, его численность была сильно подорвана нелегальной добычей. Немаловажную роль сыграло и уничтожение мест обитания оленя. Из-за широкомасштабных лесозаготовок и строительства все более разветвленной сети дорог места для диких оленей остается все меньше. Небольшие группировки животных численностью не более 100-200 особей сохраняются на отдаленных труднодоступных «островах» – на водоразделах и в районах обширных непроходимых болот.

Когда-то гулял и в Белом бору

В настоящее время крупные жизнеспособные группировки оленей обитают преимущественно на севере Тиманского кряжа, Северном и Приполярном Урале. Небольшие, но устойчивые группировки численностью от нескольких десятков до 200-300 животных сохранились в верховьях Вашки в Удорском районе и в верховьях Ропчи в Княжпогостском районе. В это трудно поверить, но до недавнего времени северного оленя встречали даже в Белом бору под Сыктывкаром. Сейчас южную границу распространения оленя в регионе можно условно провести по реке Вычегде. В районах к югу от реки, за исключением Усть-Куломского, оленей нет.

Если рассмотреть ареал вида в разрезе муниципалитетов, то помимо Усть-Куломского, Удорского и Княжпогостского олени встречаются также в северной части Корткеросского района, в Троицко-Печорском, Ухтинском, Сосногорском, Вуктыльском, Ижемском, Усть-Цилемском, Печорском и Интинском районах. Казалось бы, территория довольно обширная, но былого обилия животных уже не наблюдается.

Зачем нужны резерваты?

029 Olen severniy 2Дикий олень распространен на территории национального парка «Югыд ва» и Печоро-Илычского заповедника, где его, конечно, охраняют. Но там обитает только горно-таежный подвид, в то время как равнинно-таежный ничем и никак фактически не защищен, поскольку в пределах действующих региональных ООПТ охрана продекларирована лишь на бумаге. Так как же сохранить символ нашей пармы?

Ученые не против промышленного прогресса, поэтому предлагают организовать для охраны оленя специальные резерваты. Создав, например, комплексный заказник «Иоссер» площадью 194,9 тысячи га на стыке Корткеросского и Княжпогостского районов, по их мнению, можно сохранить локальную группировку в районе реки Ропчи. В Усть-Цилемском районе специалисты считают целесообразным учредить комплексный заказник «Цильма» площадью 480,3 тысячи га.

Конечно, специалисты понимают, что на создание таких крупных ООПТ уйдет не год и не два (в среднем это занимает от 5 до 15 лет). Поэтому архангельские ученые, например, предлагают сосредоточить усилия на создании небольших заказников в верховьях Вашки. В этом районе обитают олени, общие и для Коми, и для Архангельской области. Там численность группировок оленя тоже весьма невелика – не более 1,5 тысячи особей. Пиковое количество – не менее 17,5 тысячи – наблюдалось в соседней области в 70-е годы. Архангелогородцы поставили вопрос о внесении дикого северного оленя в областную Красную книгу. Однако пока никаких решений не принято, а лесозаготовки в районе Вашки со стороны Архангельской области уже ведутся. На нашей стороне пока тихо. Специалистам удалось добиться, чтобы ОАО «Монди СЛПК», арендующее этот участок в Удорском районе, ввело пятилетний мораторий на вырубку. Но время идет, и надо спешить.

Блуждания по «коридору»

Не первый год идут разговоры о том, чтобы создать охраняемые «коридоры» для свободного перемещения дикого северного оленя по всей европейской территории России. Из-за сезонных перемещений оленьих стад из одного региона в другой учреждение ООПТ в отдельно взятом федеральном субъекте мало что дает. Эффект возможен лишь в том случае, если резерваты организуют по всему маршруту движения животных.

Во имя этого и проводятся многочисленные международные научные форумы. В последний раз ученые «оленьих» регионов европейской части России встречались в Сыктывкаре в апреле нынешнего года на Второй всероссийской конференции «Проблемы изучения и охраны животного мира на Севере». Ученые решили объединить усилия в исследованиях миграции оленей. Эти животные не знают государственных границ и свободно перемещаются из одной страны в другую. Но если на финской стороне браконьеры особо не свирепствуют, то на российской земле от Карелии до Коми олени практически беззащитны. Так что, если вид исчезнет с территории нашей республики, завозить его, вероятно, будет неоткуда.

Ольга САЖИНА. "Республика"

Как утверждает Андрей Королев, не первый год занимающийся изучением дикого северного оленя, 
в регионе в настоящее время обитает всего 3-3,5 тысячи особей.

 


 
 

Сейчас на сайте

  • [Bot]
  • [Yandex]
Сейчас на сайте:
  • 3 гостей
  • 2 роботов
Всего пользователей: 1